Будет ли в России жесткий ответ на «контрафактный вопрос»?

Опубликовано: 9 апреля 2013 г. в 06:00, 136 просмотровКомментировать

В начале апреля в Москве в десятый раз прошел Международный энергетический форум «ТЭК России в XXI веке», в рамках которого состоялся пресс-брифинг, инициируемый крупнейшим российским производителем дизель-генераторов - компанией «ПСМ» («Промышленные силовые машины»). Участники мероприятия обсуждали злободневную проблему, актуальную не только для сегмента малой энергетики…

Ситуация с контрафактом на рынке малой энергетики, как считают участники брифинга, критическая. А между тем, как на нем было заявлено, 94% отрасли (47 тысяч из 50 тысяч малых электростанций) образуют дизельные электростанции, подавляющее большинство которых функционирует в отдаленных регионах — зонах дефицитного электроснабжения — их оснащение агрегатами ненадлежащего качества может привести к серьезным сбоям в энергообеспечении целых территорий.

Дизельные электростанции, большинство которых было установлено на социально-значимых объектах еще в 70-80-х годах, сейчас во многих регионах модернизируются современными дизельгенераторами. Поэтому говорить приходится не только о вреде, наносимом контрафактной продукцией репутации мировых брендов, но и о серьезных последствиях вплоть до жизненной угрозы, которые могут быть вызваны выходом оборудования из строя: «Использование такого оборудования в социальной сфере угрожает здоровью и жизни людей. Некорректное функционирование или невключение источника резервного энергоснабжения может не только оставить без тепла и света учреждения образования и здравоохранения, но также повлиять на ход операций, работу аппаратов  искусственного обеспечения жизни в больницах и роддомах», — сказал в своем выступлении на пресс-брифинге исполнительный директор ГК «Промышленные силовые машины» Андрей МЕДВЕДЕВ.

Насколько масштабна вышеупомянутая проблема, и, какие пути выхода из сложившейся ситуации видят эксперты и специалисты, которые непосредственно работают в этом сегменте энергетики и с этим оборудованием, выяснил «Электротехнический рынок».

«Наша компания занимается дистрибьюцией дизель-генераторов IVECO MOTORS/FPT, и к счастью, на практике со случаями их подделок не сталкивались. Но не отрицаю, что на отечественном рынке проблема некачественной продукции существует», — считает Аркадий ПАВЛОВСКИЙ, руководитель отдела внешних связей компании «Бриз Моторс».

— «Это связано с тем, что на данном этапе вопросы сертификации продукции выведены из-под государственного контроля. Таким образом, зачастую, коммерческая организация, выдавая сертификат соответствия ГОСТам, в глаза не видит продукцию, на которую выдает этот самый сертификат, чем, к сожалению, пользуются недобросовестные компании «сборщики». Тем самым приток некачественной и контрафактной продукции на российский рынок значительно увеличивается. И для того, чтобы решить эту проблему, государству необходимо взять на контроль сертификацию продукции, и даже если начать заниматься этим сегодня, то потратить на это придется, на мой взгляд, не менее 3-х лет».

Генеральный директор ООО «Мобильные энергосистемы», компании, которая специализируется на продаже и аренде ДГУ, Елена КУЗНЕЦОВА:

«Случаев продажи поддельных электростанций за все время работы на рынке аренды дизельных электростанций мы не встречали. Но подделка — это одна сторона медали. Другая же сторона, что для многих сборщиков ДГУ Россия поистине «черная дыра», куда можно продать, что угодно под своим брендом. Приведу несколько наиболее показательных примеров.

Компания «Северные стрелы» — представитель немецкой компании Metallwarenfabrik Gemmingen GmbH производителя ДГУ Geko. Два-три года назад электростанции под этим брендом я могла смело рекомендовать всем знакомым и партнерам. Безупречная сборка, отличные двигатели Deutz, надежность, неприхотливость, простота в эксплуатации. Практически идеальные электростанции. Но однажды нам под видом чистокровной немецкой дизельной электростанции продали китайскую электростанцию. Двигатель сделан в Даляне якобы по лицензии Deutz, кожух в Шанхае, рама непонятного происхождения, на генераторе тоже красовалась китайская шильда. Менеджеры «Северных стрел» долго делали удивленные глаза, не верили, утверждали, что быть такого не может. Компания «Моторверк» официальный представитель Deutz не смогла найти номер этого двигателя в каталогах Deutz, следовательно, возникает вопрос с запасными частями и сервисом.

...После недолгих переговоров представитель Metallwarenfabrik Gemmingen GmbH Пауль Луконовски подтвердил, что действительно они были вынуждены поставить в Россию партию электростанций, собранных в Китае под своим брендом. Так как им не нужен был шум вокруг сложившейся ситуации, они были готовы забрать китайское творение и поставить оригинальную, собранную в Германии ДГУ. Но их русские партнеры отказались предпринимать любые действия, считая, что их задача выполнена, ДГУ ведь продана, и деньги получены. А на репутацию можно наплевать. Результат — разрыв партнерских отношений с компанией «Северные стрелы» и соответственно с Metallwarenfabrik Gemmingen GmbH. Наверное, контракт на 17 млн рублей был больше нужен «Цепелин-Русланду» — представителю Caterpiler в России.

Еще пример. Нам требовалась для выполнения одного заказа машина мощностью 60 кВт. Для его выполнения было принято решение поискать ДГУ, собранные на базе двигателя John Deere. Выбор был сделан в пользу итальянского сборщика Green Power и его российского представителя. Когда наши сотрудники приехали на склад, перед их глазами открылась картина буквально отверточной сборки. В цехе из отдельных деталей собирались на глазах у заказчиков «итальянские» электростанции. Когда мы запросили головную компанию о серийных номерах, выпущенных под их брендом электростанций, то ответа так и не получили…

Впрочем, наверняка любая инженерная служба получает не по одному десятку писем от китайских, турецких сборщиков о поставке «оригинальных» ДГУ, номеров двигателей которых не существует в природе. Получается, что иным сборщикам выгодно ввозить в Россию не самое лучшее оборудование в расчете, что наш рынок съест все.

Какой выход? Сертификация оборудования — это лишь одна из составных частей решения этой проблемы. В этой связи хочется привести пример работы компании Cummins. На одном из строительных аукционов в Англии нами были приобретены две дизельных электростанции в супертихих кожухах. Не успели мы привезти ДГУ к себе на площадку после путешествия по морю и растаможки, как к нам в гости приехали представители Cummins и попросили разрешить им провести проверку двигателей. Добрых два дня сервисные инженеры тестировали двигатели и проводили их настройку. На протяжении всего времени эксплуатации эти ДГУ были под контролем инженеров компании Cummins. Вот ответственный и вполне нормальный подход к своему производству и имени — попробуйте подобного добиться от турецких или китайских поставщиков!

Поэтому, применительно к нашей стране эта проблема, по-моему, не решаема. Одним из критериев отбора оборудования в нашей компании является надежность в эксплуатации — нам не выгодно априори покупать сомнительное оборудование. А, к примеру, любая строительная компания или компания-собственник торгового центра? — Если главному механику или инженеру по эксплуатации будет предложен бонус от менеджера компании-поставщика, за лоббирование интересов их компании, любой наемный сотрудник положит к себе в кошелек этот бонус. То же относится и к ситуации, если в компании нет службы главного механика, а есть отдел по закупкам — руководитель дает задание менеджеру найти максимально хорошую цену на электростанцию. И вполне естественно, что в процессе поиска этот менеджер выйдет на «дешевую» ДГУ. А как в дальнейшем будет работать подобная электростанция, найдутся ли в последствии запасные части на дешевую ДГУ или вменяемый сервис — никого не волнует: сломается эта, будем говорить о покупке другой — и так до бесконечности».

Роман КОМИССАРОВ, помощник генерального директора по связям со СМИ и органами государственной власти ОАО «Энергосервис Северо-Запада»:

«Действительно, на сегодняшний день, порядка 20–30% рынка в малой энергетике занимает продукция китайского производства. Зачастую данная продукция является контрафактной. Отечественные поставщики закупают изделия, либо комплектующие, далее приобретают соответствующие сертификаты и реализуют продукцию как качественную и дешевую. Самое интересное, что достаточно часто сбывается данная продукция через Гос. закупки, т.к. если потребителем являются организации бюджетного сектора, для них первоочередную роль играет цена продукции, а не ее качество. Использование подобной продукции может привести к серьезным последствиям, например к авариям, которые вызовут не только экономические потери, но и человеческие жертвы.

Обязательная сертификация может сократить количество контрафакта на отечественном рынке. Эту миссию должны выполнять профильные, профессиональные службы на государственном уровне. Должна быть прописана система штрафов и иных санкций за нарушения. Во главе должно стоять качество продукта и здоровье человека.

В ходе осуществления энергосервисной деятельности на различных объектах бюджетного и промышленного секторов мы порой сталкиваемся с некачественной продукцией. От этого в первую очередь страдает процесс выполнения Государственной программы «Энергосбережение и повышение энергетической эффективности на срок до 2020 г.», обязывающей сократить расходы на энергоресурсы к 2020 году на 40%.

В своей практике мы пришли к еще одному способу сокращения вероятности получения некачественной продукции. Проанализировав рынок поставщиков, мы пришли к выводу, что лучше приобрести продукцию по более высокой цене, но либо у известной зарубежной компании, либо у проверенного отечественного, регионального производителя.

Тем не менее, в связи с тем, что данным вопросом на текущий момент плотно никто не занимался, срок решения данной проблемы может затянуться. Например, для внесения законодательных поправок в части обязательной сертификации уйдет один год. Далее проработка данного мероприятия, подготовка плацдарма для старта. В сумме все это займет около трех лет (нечто подобное было при введении 261-ФЗ «О энергосбережении...». Однако, учитывая тот факт, что вопрос еще не в проработке, по практике нужно заложить еще пару лет. Итого получается не менее 5 лет, при том, что вопрос будет серьезно прорабатываться уже сейчас».

Но отнюдь не все представители предпринимательства в сегменте малой энергетики видят угрозу от массовых поставок оборудования наших азиатских соседей, но даже напротив, считают, что излишнее вмешательство законодательных органов в эту сферу — это лишь ненужные препятствия в здоровой конкурентной среде бизнес-игроков.

Карло АЛАСАНИЯ, генеральный директор ЗАО «Техимпорт» — компании, занимающейся производством и поставками ДГУ, — не склонен называть сложившуюся ситуацию на рынке ДГУ «проблемой»: «Мне известны случаи продажи старых электростанций с капремонта как новых, но в целом ситуацию с контрафактом в России не считаю критичной.

В производстве контрафакта часто обвиняют китайских производителей. Таможня контрафакт не пропустит. Обьемы поставок из Китая настолько велики, что давно бы забили тревогу крупные производители. Мы же говорим не о наручных часах, а о электростанции весом в несколько тонн. Эшелон контрафакта трудно не заметить.

Никто не производит двигатели под чужой торговой маркой. Название, созвучное с известным брендом, не является контрафактом.

Это вопрос больше юридический. Все мировые производители уже организовали производство двигателей и комплектующих в Китае. Качество производимых двигателей и электростанций в Китае не уступают отечественным. Китай активно покупает лицензии на производство двигателей и продает их уже под своими брендами. Появление на рынке «китайцев» уронило цены и повысило конкуренцию.

В желании ввести новые регламенты вижу только стремление нескольких крупных игроков монополизировать свои позиции на рынке для получения сверхприбылей.

Что касается самой обязательной сертификации оборудования. Под удар тогда попадут мелкие импортеры и производители электростанций в России. Расходы на сертификацию небольших партий сделают бизнес нерентабельным. В России борьба с «контрафактом» вопрос политический. Предпосылок для принятия подобных решений нет.

Кроме того, в свете назревающей ратификации членства России в ВТО все нынешние дискуссии о регулировании рынка с помощью сертификации и тому подобных инструментов управления могут в итоге оказаться совершенно бессмысленными».

Тем не менее, Торгово-промышленная палата Российской Федерации имеет особое мнение на этот счет, и для защиты интересов российских предпринимателей и вывода отечественного бизнеса на новый уровень предлагает конкретные шаги: «Тема борьбы с контрафактом крайне сложна, многогранна и требует комплексных решений. В нашей стране, зачастую, наказание за подобного рода нарушения не соответствует общественной опасности такого деяния, а единая методика оценки причиненного ущерба до сих пор отсутствует, — считает эксперт по противодействию распространению контрафактной и фальсифицированной продукции Торгово-промышленной палаты РФ Алексей ОСИНЦЕВ. — В подтверждение проинформирую, что в 2011 году из более чем 600 обращений в консультационный пункт по безопасности предпринимательской деятельности ТПП РФ около трети касались вопросов содействия по защите от распространения контрафактной и фальсифицированной продукции. Имеются примеры активной работы объединений правообладателей и отраслевых объединений бизнеса в противодействии контрафакту. Разработаны рекомендации по методикам оценки интеллектуальной собственности и по правоприменению. Особенно активны правообладатели программных продуктов и контента, а также технических средств защиты. В то же время некоторые компании-правообладатели, действующие на территории РФ, оценивают ситуацию с контрафактом в России напротив — как благополучную. Одна из причин — стадия захвата рынков сбыта, во время которой даже неправомерно используемый товарный знак «работает» в относительно краткий период на продвижение в условиях низкой покупательной способности.

Хочется при этом отметить, что эффективную борьбу с контрафактом затрудняют нескоординированные действия государственных структур, призванных противодействовать его распространению — ведь это обязанность и прерогатива целого ряда федеральных органов исполнительной власти: МВД, ФСБ, ФТС, ФАС, Минпромторга, Минэкономразвития, Роспотребнадзора, Росздравнадзора, Россельхознадзора, Роспатента и других. Поэтому в деле защиты бизнеса ТПП РФ не может не взаимодействовать по противодействию распространению контрафактной и фальсифицированной продукции с национальными и международными исполнительными и правоохранительными органами власти. По итогам совместно проведенных мероприятий ТПП РФ определяет, что защита от распространения поддельной продукции является гарантией, стимулирующей предпринимателей на инвестиции и создание новых производств.

На состоявшихся в ТПП России обсуждениях представители бизнеса и правоохранительных органов сошлись во мнении, что необходимо, прежде всего, усилить ответственность за организованную деятельность по производству и обороту товаров и продукции, наносящих вред здоровью и безопасности людей, функционированию технических и транспортных средств. Одной из основных мер, на наш взгляд, должна стать доработка законодательных актов, регламентирующих борьбу с контрафактом и фальсификатом».

Критической, требующей незамедлительных шагов, считает ситуацию исполнительный директор компании «ПСМ» Андрей МЕДВЕДЕВ:

«Нам приходилось сталкиваться с неправомерным использованием бренда ПСМ лишь однажды — одна компания пыталась ввезти контрафактные синхронные генераторы под нашей торговой маркой. Ситуация была не очень приятная, нам звонили из таможенных органов, выясняли, какое мы имеем отношение к этой поставке.

Пришлось писать письма о нашей непричастности к ситуации, потом оповещать партнеров и заказчиков, что им могут предложить контрафактную продукцию с нашим брендом, и просить уведомлять о подобных случаях. Для компании, которая пыталась эту махинацию произвести, насколько мне известно, все закончилось достаточно печально.

Что касается контрафакта на рынке малой энергетики в целом, ситуация здесь действительно критическая. И речь идет не о том, что кто-то продает подделки известных брендов. В последние 2–3 года на российском рынке стали появляться экзотические торговые марки ДГУ и ДГУ, собранные на базе двигателей несуществующих производителей. Например, Bearford, Ricardo, Mitsudiesel. Чаще всего такие дизель-генераторы позиционируются как собранные в России на базе европейских или американских комплектующих. На самом деле, эти электростанции произведены в Китае на заводах с трудно-выговариваемыми названиями. Для таможни эта продукция контрафактом не является — ее завозят под реальным именем и от реальных производителей. И если бы эти дизель-генераторы преподносились клиентам как произведенные в Китае на этих самых заводах, в этом не было бы никакой проблемы. Однако на российской почве с ними происходят загадочные метаморфозы: они получают звучное название, схожее с известными торговыми марками, и почему-то становятся оборудованием российского производства на базе комплектующих из Европы.

Что мы получаем в итоге? Сложное высокотехнологичное оборудование, за которым не стоит производитель. А значит, нет ни сервиса, ни запасных частей, ни технической документации. У нас есть один образец такой чудо-техники — работал он недолго, а восстановить его мы уже три года не можем: элементарно нет запасных частей. И это при том, что у нас собственная сервисная служба, большой опыт ремонтно-восстановительных работ по ДГУ и налаженные связи с производителями комплектующих.

А в какой ситуации оказывается покупатель? Куда ему обращаться в случае выхода ДГУ сомнительного производства из строя? Особенно, когда речь идет о больницах, объектах ЖКХ, учреждениях образования. Что случится, если не включится вовремя резервный дизель-генератор в больнице во время операции или в котельной в Заполярье? Могут погибнуть люди, произойдет инфраструктурная катастрофа.

Самое страшное в этой ситуации, что основной «рынок сбыта» такого оборудования — сфера госзакупок. По существующему закону о государственных и муниципальных закупках главным фактором, определяющим поставщика, становится цена, которая у фальсификата, несомненно, ниже как российских, так и импортных дизель-генераторов.

Есть ли выход из этой ситуации? Мы уверены, что есть. Необходимо ввести обязательную сертификацию на такого рода продукцию. И действительно проводить ее — с визитами на производство, проверкой технических характеристик на соответствие заявленным в документации, обязательным указанием реальных производителей комплектующих и готовых изделий. Понятно, что сертификационные компании, не имеющие ни опыта, ни знаний в области спецоборудования, вряд ли смогут оценить его качество.

Поэтому мы считаем целесообразным создание саморегулируемых организаций (СРО), состоящих из производителей и экспертов отрасли. В России есть заводы, которые исторически занимаются производством дизель-генераторов, есть дилеры мировых производителей. Уверен, что они нас поддержат. Ведь речь идет об элементарной честности перед покупателями и об ответственности поставщиков за то оборудование, которое они продают, а не о желании «выжить» неугодных игроков с рынка.

И конечно, необходимо, чтобы заказчик тоже не позволял себя обманывать — для этого нужна обязательная процедура входного контроля и приемки оборудования заказчиком. Только совместные усилия государства, продавцов и покупателей могут решить проблему контрафакта на российском рынке».

Резюмируя мнения высказавшихся на этой площадке ораторов, можно выделить следующие пункты по решению проблемы, которые в данный момент им видятся наиболее реально выполнимыми:

  • введение системы мер на государственном уровне, предполагающих, в том числе, допуск к поставке такого оборудования только членов СРО и ассоциаций производителей;
  • жесткие процедуры входного контроля и испытаний продукции заказчиком;
  • усиление государственными органами контроля над сертификацией продукции на фоне государственной стратегии борьбы с коррупцией;
  • обоюдный контроль продавца и покупателя над оборудованием во время поставки и эксплуатации; контроль над исполнением гарантийных обязательств поставщика и обязательная проверка технических характеристик на соответствие заявленным в документации с указанием производителей комплектующих и готовых изделий.

Очевидно, что об оперативном решении «некачественного вопроса» на территории России пока, к сожалению, говорить не приходится, но рано или поздно заняться им придется вплотную, если мы хотим повысить качество жизни в своей стране и составить достойную конкуренцию европейскому бизнесу. И первые плоды нашей деятельности (или бездействия) нам, по всей видимости, станут видны ближе к 20-м годам XXI века.

Подготовила Анна ФЕДОТОВА

Рекомендуем почитать

Комментировать

    Еще никто не оставил комментариев.

Для того чтобы оставлять комментарии Вам необходимо зарегистрироваться либо авторизоваться на сайте.