Демпинг в тендерах на рынке энергетического оборудования

Опубликовано: 18 марта 2015 г. в 09:17, 105 просмотровКомментировать

Понятие тендер, пришедшее из-за рубежа, уже привычно обосновалось в нашем лексиконе. Сегодня никого не удивляют не только практика подрядных торгов, но и электронные площадки, где размещается полная информация об их проведении. Казалось бы, подобная система позволяет приносить наибольшую экономическую выгоду участвующим сторонам, однако, проблемы все же есть и, пожалуй, самой распространенной является демпинг цены. За нашим круглым столом мы собрали экспертов, которые, благодаря профессиональной деятельности, имеют опыт участия в тендерах, и попросили их ответить на несколько вопросов.

Актуально ли такое явление как демпинг в тендерах на рынке энергетического оборудования?

Владимир БОГДАНОВ,
директор по маркетингу и
продажам Департамента
«Трансформаторы и
Евгений ЛАЗАРЕВ,
исполнительный директор
Михаил ФОМИН,
директор по маркетингу
ООО «Курс» (официальный
поставщик оборудования
Дмитрий СТАРОДУБЦЕВ,
руководитель направления
по развитию новых

Владимир БОГДАНОВ (ООО «АББ»):

— К сожалению, это так. Демпинг в тендерах на рынке энергетического оборудования сейчас довольно частое явление.

Михаил ФОМИН (ООО «Курс»):

— Вместе с понятием тендер и другими рыночными механизмами, которые мы сегодня задействуем в нашей экономике, из-за рубежа пришел и термин «демпинг». И, поверьте, это серьезный инструмент рыночной борьбы, поэтому он не может быть неактуальным сегодня!

Евгений ЛАЗАРЕВ (ООО «ВЕГ СНГ»):

— Безусловно. Крупные компании с серьезными финансовыми возможностями время от времени прибегают к практике предоставления на тендеры коммерческих предложений с намеренно заниженными ценами с целью выдавливания конкурентов. Такие убыточные сделки всегда являются частью большой игры, когда в расчет берется не только конкретный тендер, но и перспектива дальнейшего сотрудничества с организацией-заказчиком тендера. Так, например, потеряв коммерческую выгоду на поставке оборудования, компания может возместить убыток и получить доход на дополнительном контракте по сервисному обслуживанию или при дальнейших поставках оборудования на замену.

Дмитрий СТАРОДУБЦЕВ (Группа «СВЭЛ»):

— Иногда при работе с конкурсами приходится сталкиваться с таким поведением участников. Проблема действительно актуальна. Но сегодня на законодательном уровне уже принимаются необходимые меры. В частности, если говорить о госзакупках, Федеральный закон «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (44 ФЗ) обязывает участника при установлении цены на 20% меньше лимитной стоимости закупки подтверждать стоимость, предоставляя подробный расчет. Также в таком случае установлены повышенные требования к гарантии обеспечения подачи предложения. В законе, регулирующем коммерческие торги, таких требований пока нет, но государство уже рассматривает применение аналогичных мер и в области негосударственных закупок.

В тендерах выигрывает тот, кто дает ниже цену. Значит, вполне справедливо желание заказчика снизить цену контракта. Насколько применим такой подход в случае с энергопроектами?

Владимир БОГДАНОВ (ООО «АББ»):

— Сегодня в тендерах В2В основной критерий оценки — это цена. Это значит, что на открытых тендерах при документальном подтверждении минимальных требований по технике, в расчет принимается только цена закупки. Это приводит к тому, что качественное, надежное оборудование просто не доходит до конечного потребителя. Голоса специалистов на местах, которые «головой» отвечают за надежность электроснабжения, просто не слышат, прикрываясь суммами первоначальных инвестиций и планами по оптимизации расходов.

В тоже время доказано, что совокупная стоимость владения оборудованием (первоначальные инвестиции + операционные расходы в течение жизненного цикла) зачастую ниже для качественного и надежного оборудования, чем для самых дешевых аналогов на рынке. Например, при первоначальной разнице 30% в стоимости силовых трансформаторов, представленных на российском рынке, экономический эффект может быть достигнут уже через 5 лет при выборе более дорогого, но более энергоэффективного трансформатора.

Если же учесть еще и надежность, то потенциальные выгоды в несколько раз могут превысить экономию при закупке. Например, согласно статистике*, 21% всех отказов трансформаторов происходит по причине выхода из строя высоковольтных вводов. При этом, стоимость вводов в сотни раз меньше стоимости самого трансформатора, а выход из строя высоковольтного ввода приводит к полной остановке всего трансформатора. Потенциальные потери здесь просто огромны. Если раньше надежность и качество принималось во внимание, то сейчас, в условиях дефицитов бюджетов, эти характеристики продукции учитываются редко. При сохранении такой тенденции это может привести в целом к снижению надежности и эффективности электроэнергетики России и к существенному росту операционных расходов в будущем.

Михаил ФОМИН (ООО «Курс»):

— Снижение закупочной цены подразумевает проведение конкурсных процедур (тендеров). Благое дело для того, кто закупает товары или услуги! Но не выдаем ли мы желаемое за действительное? В электроэнергетике, в частности, на рынке высоковольтного оборудования, срок службы оборудования не менее 30 лет, а цена, по которой приобретается тот или иной продукт, формируется без учета всех последующих затрат на протяжении всего срока эксплуатации. А это в итоге может быть и две, и три стоимости от заявленной на торгах. Поэтому было бы правильно предоставлять потенциальному заказчику так называемую стоимость владения как наиболее эффективный и справедливый критерий выбора потенциального производителя и поставщика оборудования и услуг. Все это будет работать, если демпинг не является элементом стратегии какого-либо участника электротехнического рынка. Например, для увеличения своей доли рынка или вытеснения конкурента. Но он должен понимать, что оба этих действия приведут к значительному снижению прибыльности на данном рынке. Уважающий себя покупатель отслеживает закупочные цены и продать ему аналогичный продукт по большей стоимости в будущем будет весьма проблематично, а вместо побежденного конкурента появится новый.

Дмитрий СТАРОДУБЦЕВ (Группа «СВЭЛ»):

— В сфере энергетики производитель редко может сильно опустить цену, не пожертвовав качеством. Поэтому в нашей отрасли особенно важно найти баланс между стоимостью и качеством предлагаемого оборудования. Ориентироваться исключительно на низкую цену — сомнительная тактика. Незначительное увеличение стоимости может стать гарантией длительной эксплуатации оборудования без лишних затрат, таким образом, оказавшись в итоге намного выгоднее для заказчика.

Что обычно стоит за значительно сниженной ценой: не исполнение обязательств в полном объеме, низкое качество продукта (решений) или что-то еще?

Владимир БОГДАНОВ (ООО «АББ»):

— Причин здесь может быть много: это и необходимость загрузки производственных мощностей в условиях резкого сокращения рынка; это и появление новых игроков, которые готовы сделать все, чтобы проложить себе дорогу на российском рынке; это и умышленное занижение стоимости проектов, с последующим пере- согласованием дорогостоящего оборудования и технологий на более дешевые аналоги; это и вынужденное ухудшение качества продукции (экономия на материалах, зачастую не допустимая с точки зрения надежности, упрощение технологии, ослабление контроля за выпускаемой продукцией) и т.д.

Михаил ФОМИН (ООО «Курс»):

— За низкой ценой особенно сегодня в период стагнации, снижения инвестиционной активности, когда производителям будет явно не хватать оборотных средств, а кредиты станут не доступными, может скрываться элементарное желание выжить. Т.е. заведомо нести убытки от продаж, которые несопоставимы с убытками, которые может нести производитель при остановке предприятия! Но чаще всего за низкой ценой скрывается продукт худшего качества, но формально удовлетворяющий техническим требованиям «Заказчика».

Почему так происходит? Да потому, что сегодня получить сертификат безопасности или соответствия является делом нескольких дней. Это целая бизнес- индустрия. Далее пишется декларация о соответствии и все — вы участник рынка. Единственные заградительные барьеры от массового появления продукции низкого качества пока имеют ОАО «Россети» (аттестация оборудования), ОАО «РЖД» (аттестация оборудования на регистре по сертификации), ОАО «Росатом» (аккредитация и аттестация). Остальные отраслевые регистры по сертификации либо забюрократизированы, либо лояльны. Причем, последние в большей своей части формально подходят к допуску электротехнического оборудования в зону своей ответственности. Крайне редко встречается демпинг как стратегия конкурентной борьбы. И в этой борьбе, конечно, победит игрок в более «тяжелой весовой категории» из числа трансконтинентальных корпораций, а не предприятий, имеющих локализованное производство с несопоставимо меньшей финансовой устойчивостью и без какой- либо поддержки государства.

Евгений ЛАЗАРЕВ (ООО «ВЕГ СНГ»):

— Выше я привел пример ценового демпинга, который ни в коем случае не связан со снижением качества предлагаемого компаниями оборудования. Также существует и менее добросовестная практика снижения цены предложения за счет либо снижения ее качества (замена производителя), либо упрощения технических характеристик продукта. В первом случае заказчик получает ненадежное оборудование, а во втором — несоответствующее реальным техническим условиям тендера. Мы как ответственный производитель крайне негативно относимся к подобным практикам и делаем все возможное, чтобы осведомить закупочные службы, организующие тендеры, об опасности положительных решений в пользу таких поставщиков, так как жертвой в любом случае становится предприятие-заказчик.

Дмитрий СТАРОДУБЦЕВ (Группа «СВЭЛ»):

— За слишком низкой ценой как правило стоит снижение качества (это говорит о дешевизне материалов, комплектующих). Как следствие, у такого оборудования меньше срок эксплуатации. Мы знаем примеры, когда реальный срок эксплуатации оборудования аналогичного нашему при более низкой стоимости составлял всего 10 лет. Хотя срок по ГОСТу — 30 лет, и чуть более дорогое оборудование прослужит и 30 лет, и больше.

Известны ли вам случаи обжалования результатов тендера, обосновывающие демпинг, как невозможность выполнения заявки?

Владимир БОГДАНОВ (ООО «АББ»):

— С юридической точки зрения — это достаточно сложная задача. Прецеденты есть. По мере совершенствования антимонопольного законодательства, полагаю, их количество будет неуклонно расти.

Михаил ФОМИН (ООО «Курс»):

— Такое бывает, но далеко не всегда обжалование решения позволяет эффективно работать дальше. Как правило, обжалуют чисто технические моменты, а не поведение игроков на торговой площадке.

Любой, кто в конкурсной комиссии усомнится в качестве продукта за предлагаемую стоимость, автоматически переходит в отряд лоббистов того или иного участника. А это уже нарушение антимонопольного законодательства в части ограничения конкуренции... Ни разу даже не слышал, что к кому-то применили антидемпинговые меры, обложили пошлиной. Бог с вами, этим же надо заниматься, надо проделать огромную работу, а в министерствах и ведомствах, чью зону ответственности это затрагивает, мило дремлют, ведь куда-нибудь кривая выведет!

Дмитрий СТАРОДУБЦЕВ (Группа «СВЭЛ»):

— Да, такая борьба с недобросовестной конкуренцией имеет место. И довольно часто решение принимается в пользу компании, подавшей жалобу: либо переигрывается тендер, либо победителем объявляется организация, занявшая второе место.

Какие меры следует предпринять, чтобы исключить демпинговые предложения?

Владимир БОГДАНОВ (ООО «АББ»):

  1. Внедрить методики оценки совокупной стоимости владения оборудованием при проведении тендеров и принятии решений;
  2. Принимать во внимание опыт эксплуатации аналогичного оборудования и оценивать его надежность;
  3. Привлекать технических экспертов при выборе оборудования, более внимательно прислушиваться к их мнению в принятии решений;
  4. Совершенствовать антимонопольное законодательство.

Михаил ФОМИН (ООО «Курс»):

— Я думаю, что в каждом из ответов вы найдете эти меры. Но, к сожалению, сегодня принимаются лишь абстрактные программы, то развития ЕНЭС, то социально-экономического развития, устремленные в средние, дальние и очень дальние горизонты, которые ой как далеки от действительности.

Евгений ЛАЗАРЕВ (ООО «ВЕГ СНГ»):

— Участие в тендерных комиссиях компетентного инженерно-технического состава и общее повышение качества изучения и проверки тендерной документации — уменьшат шансы на успех демпинговых заявок, маскирующих фальсифицированный товар или продукцию ненадлежащего качества.

Дмитрий СТАРОДУБЦЕВ (Группа «СВЭЛ»):

— Меры должны приниматься на законодательном уровне. Как мы уже говорили, в секторе госзакупок были предприняты довольно успешные шаги. Для начала стоит принять те же положения в законе о коммерческих торгах. Важно, чтобы заказчик мог разобраться, демпингует компания, или ее привлекательные цены реально обоснованы внутренними расчетами.

Редакция «Электротехнического рынка»
Статья опубликована в журнале «Электротехнический рынок» №1 (61), январь-февраль 2015 г.

Рекомендуем почитать

Комментировать

    Еще никто не оставил комментариев.

Для того чтобы оставлять комментарии Вам необходимо зарегистрироваться либо авторизоваться на сайте.