Перспективы «заморозки»

Опубликовано: 22 апреля 2014 г. в 12:37, 20 просмотровКомментировать

Предстоящее замораживание тарифов госмонополий стало, пожалуй, самой громкой осенней новостью. По замыслу правительства предстоящий год будет «нулевым», а в последующем за ним 2015-м индексация тарифов произойдет на уровень инфляции 14-го года (это менее пяти процентов), что исходя из ситуации последних лет очень даже неплохо. Но так ли радужны предстоящие перемены, и какова общая оценка «заморозки»? В центре внимания ОАО «Российские сети».

Многим решениям, как и любой медали, свойственны две стороны. Предмет нашего разговора не исключение, и начнем мы его, пожалуй, с плюсов. Замораживание тарифов, безусловно, мощная антиинфляционная мера. По самым грубым подсчетам, она позволит снизить инфляцию 2014 года примерно на 0,4–0,5%, а экономический эффект по оценкам минэкономразвития составит 420 млрд рублей (в совокупности по монополиям) в 2014–16 годах. Но, чтобы желаемое стало действительным, необходим целый ряд мероприятий и прежде всего внутри самих «Россетей». «В свете принятых решений потребуется масштабная оптимизация бизнес-процессов, сокращение потерь, диверсификация и работа над снижением издержек. Пока этих структурных изменений не происходит, акции электроэнергетических компаний заслуженно не пользуются спросом со стороны институциональных инвесторов» — комментирует ситуацию Антон Сорока, аналитик инвестиционного холдинга «ФИНАМ».

Об этом же говорят первые лица государства и профильных министерств. В частности, министр энергетики А. Новак прямо заявил, что приостановка роста тарифов — «некий удар по издержкам, которые в последние годы непомерно росли». При этом, Минэнерго готово поддержать «Россети» и разработало ряд нормативно-правовых актов. Во-первых, планируется сократить количество территориальных сетевых организаций. Во-вторых, будет введена система эталонных затрат по строительству капитальных объектов. Компании станут понимать, сколько будет стоить строительство объектов. Не секрет, что основные проблемы связаны с завышением цен еще на стадии проектирования. В-третьих — планируется проведение ценового и технического аудита, и, как следствие, возможность выбора лучшего оборудования. И четвертой в ряду поддерживающих мер стоит бенчмаркинг — сравнение затрат между разными компаниями. О каких же суммах идет речь? В стратегии развития электросетевого комплекса прописано снижение операционных издержек на 40% к 2017 году, а по капитальным вложениям на 30%. Необходимо подчеркнуть, что такие показатели были озвучены еще до планов по заморозке тарифов, которая всего лишь один из факторов, негативно влияющих на сектор.

Тем временем, «Россети» озвучили цифры потерь от недополученных доходов (около 300 млрд рублей в течение пяти лет), ведь основную их часть (39,1% в 2012 г.) формируют как раз тарифные источники. В то же время руководство холдинга признает: поле для маневра есть и достаточно обширное. Это очевидный плюс.

По словам генерального директора компании Олега Бударгина, «год нулевого тарифа» будет периодом для наведения порядка в электросетевом комплексе, устранения имеющихся недостатков». Вместо урезания инвестиций, «Россети» собираются провести дополнительный анализ инвестпрограмм своих дочерних компаний и ужесточить финансовый контроль при их реализации. А чтобы не сокращать численность своего персонала, госкомпания планирует снизить операционные расходы за счет уменьшения затрат на аппараты управления дочерних обществ и их филиалов. Новые инвестпрограм-мы будут сформированы с учетом нулевого роста тарифа до 1 июля 2015 года и установления тарифа на последующие годы на уровне инфляции предыдущего года. При этом, в проектах должно быть учтено положение стратегии развития электросетевого комплекса, а именно снижение удельных инвестиционных расходов на 30%. До 2017 года «Россети» планируют сократить операционные расходы на 15%, начав с 5% в 2014 году.

Но и это еще не все. Помимо перечисленных мероприятий, в 2014– 16 гг. индексация заработной платы планируется только производственному персоналу, сокращение которого запрещается. Остальных сотрудников индексация коснется только в случае выполнения программы сокращения издержек и при наличии финансирования. Исполнительный аппарат дочерних компаний и их филиалов, напротив, подлежит ежегодному сокращению не меньше чем на 5%.

К числу вероятных положительных моментов можно отнести и еще некоторые. По мнению Ивана Петрова, специалиста ООО «Центр энергоэффективности ИНТЕР РАО ЕЭС», госмонополии будут вынуждены избавляться от непрофильных активов, отчуждение которых не повлияет на реализацию стратегии госкомпании. Это значит, что энергетические, угольные, инжиниринговые компании — смогут провести выкуп таких активов с последующей реорганизацией своих фондов, тем самым повысив независимость и централизацию управления.

Также, считает И. Петров, «заморозка» благоприятно отразится и на промышленных предприятиях, которые получат «передышку» в результате принятых мер. Небольшое снижение тарифа (не более 3–4%) позволит сэкономить часть бюджета на приобретении топливно-энергетических ресурсов с возможностью его дальнейшего использования на мероприятия, например, по энергосбережению.

Все вышеперечисленное еще предстоит, а пока в министерствах и ведомствах усиленно занимаются арифметикой, сравнивая цифры нового дня с теми, что еще совсем недавно казались ориентиром на ближайшее будущее. Напомним, в 2014 году планировалось повышение тарифа на 9,4%.

Теперь о второй стороне медали. Здесь в первую очередь следует обратить внимание на население. Когда первые лица страны по всем телеканалам говорят, что тарифы «заморозят», аудитория у экранов воспринимает это и на свой счет. Конечный потребитель ожидает увидеть свои платежки за электроэнергию более легкими. Но вероятность развития событий по такому сценарию равноценна и совершенно обратной, считает генеральный директор информационного агентства INFOLine Иван Федяков. «Не факт, что принятые меры не отразятся на повышении тарифов для конечных потребителей — комментирует И. Федяков. — Как мы знаем, в тарифах заложены посреднические услуги сбытовых компаний, на действия которых ограничения никак не сказываются.

А значит, они могут быть повышены под любым удобным предлогом. Значит, рано говорить, что сигнал правительства дойдет до всех участников бизнес-процессов. Существует большая вероятность проснуться утром 1 января с ростом в 20–30%, как это было в последние несколько лет».

И с этим сложно не согласиться. Инвестпрограммы сбытовых организаций, а так же электро- теплогенерирующих предприятий будут исполнены в полном объеме, а сверхдоходы, ввиду политики «невмешательства» в рынок электроэнергии, никто не ограничит. К тому же, считают некоторые специалисты, негативное влияние тарифных реформ может отразиться сразу на многих областях народного хозяйства и снижению ВНП на 0,2–1%. Ни для кого не секрет, что на «присоске к монополиям» и существуют 20–30% активных компаний России.

И конечно, главное, что озвучивают «Россети» неизбежное (несмотря на меры по оптимизации) сокращение бюджета на развитие. Еще совсем недавно инвестиционная программа «Россетей» на 2014 год составляла 161,8 млрд руб., на 2015 год — 156,6 млрд руб., на 2016-й — 161 млрд руб. Теперь в изменившихся условиях эти суммы подвергнуться значительному сокращению. Но однозначно воспринимать такие заявления пока рано. Сейчас происходит попытка выторговать у государства ряд послаблений и дополнительных мер поддержки и форм субсидий. «На самом деле, это неплохо — уверен Иван Федяков — потому что, если бы на фоне замораживания цен на тарифы прозвучали и меры по инвестиционной привлекательности отрасли, то от этого выиграли бы все: потребители, генерация, сетевые компании».

Поживем-увидим, а пока помимо заглядываний в будущее есть масса нерешенных вопросов. Один из главных — явный перекос в отношении стоимости тарифов для промышленности, которая сегодня практически платит за потребителей, т.е. перекрестное субсидирование, объем которого зафиксировал отметку в 232 млрд руб. Как отметил министр энергетики А. Новак, в течение ближайшего года про «перекрестку» можно не вспоминать. Зато другая проблема, так называемая «последняя миля», постепенно уйдет в прошлое. Вот здесь приняты все необходимые для ее ликвидации решения. Подготовлен проект Закона (поправки к Закону об электроэнергетики), который одобрен органами исполнительной власти.

По замыслу, часть расходов возьмут на себя компании, часть промышленные потребители и частично население.

Социальная норма потребления электроэнергии тоже весьма сырая и непроработанная полностью мера. В некоторых пилотных регионах, где она применяется, ее правильнее было бы назвать антисоциальной. Тем не менее, полноценный охват страны в рамках этого проекта предстоит уже в 2014 году.

Также нужно понимать, что в существующую Генсхему развития энергетической системы заложен исключительно оптимистичный сценарий объема потребления электроэнергии. В условиях сегодняшнего дня, т.е. на фоне стагнации промышленности он не выполняется. А если нет надобности ввода новой мощности, то зачем и кому она нужна? Ради реализации инвес-тпрограмм? Не означает ли сие, что их сокращение произошло бы и естественным путем?

И вопросов пока больше, чем ответов, поэтому очевидно, что одних лишь принятых мер. Необходимы более решительные и комплексные действия. Например, как в нефтяной отрасли, где налоговое послабление стимулирует приход инвесторов, введены различные формы ускоренной амортизации на оборудование и др.

Почему бы подобные схемы не применить и в электроэнергетике?

В то же время, и сигналы для населения должны быть понятнее. В противном случае могут возникнуть негативные социальные последствия. Правительству необходимо четко регулировать ситуацию в отрасли, чего, к сожалению, не наблюдалось в последнее время.

Тем не менее, эксперты сходятся во мнении, что предпринятые шаги дадут положительный результат. «В целом, озвученные меры должны быть полезны для экономики страны, т.к. снижение выручки и рентабельности естественных монополий не нанесет им существенный вред, а вот оживление промышленности поможет в долгосрочной перспективе достигнуть высоких темпов роста ВВП РФ.

Ключевыми секторами, которые правительство сейчас хочет поддержать, являются угольная, металлургическая и агрохимическая отрасли. Сейчас именно там сложилась действительно достаточно сложная ситуация, и меры, предпринимаемые правительством, должны помочь основным экономикообразующим предприятиям сохранить свои позиции не только на внутреннем, но и на зарубежных рынках» — резюмирует Антон Сорока.

Главное — сигнал от руководства страны поступил! Значит, есть надежда, что он послужит призывом к поступательному движению вперед всех участников процесса, сменив, по большому счету, топтание на месте. А уж насколько оно будет эффективным, покажет самое ближайшее время.

Тимур ЖЕМЛИХАНОВ

Статья опубликована в журнале «Электротехнический рынок», № 5-6 (53-54), 2013

Рекомендуем почитать

Комментировать

    Еще никто не оставил комментариев.

Для того чтобы оставлять комментарии Вам необходимо зарегистрироваться либо авторизоваться на сайте.