Николай Рогалев: «Инженер должен быть и теоретиком, и практиком»

Опубликовано: 1 декабря 2015 г. в 12:25, 73 просмотраКомментировать

В отличие от предыдущих номеров, где компании рассказывали об опыте сотрудничества с высшей школой, «ЭР» решил развернуться на 180 градусов и обратить свои взоры непосредственно к альма-матер. Об уровне современного технического образования и участии бизнеса в становлении будущих специалистов мы побеседовали с ректором Национального исследовательского университета «МЭИ» Н.Д. Рогалевым.

Николай Рогалев, ректор университета «МЭИ»

— советский и российский ученый-энергетик, доктор технических наук, профессор, ректор НИУ «МЭИ», заведующий кафедрой тепловых электрических станций НИУ «МЭИ».

Окончил теплоэнергетический факультет МЭИ, затем защитил кандидатскую и докторскую диссертации. К сфере научных интересов Н. Д. Рогалева относятся технологические и экономические проблемы топливно-энергетического комплекса, технологического трансфера и коммерциализации технологий, проблемы образования.

Последние годы занимает должность ректора НИУ «МЭИ». Под его руководством вуз в 2013 году впервые в новейшей истории пришел к бездефицитному бюджету.

По итогам того же года университет — также впервые — был включен в рейтинг 100 лучших вузов стран-членов БРИКС. В 2014 году утверждена разработанная им среднесрочная программа развития МЭИ до 2019 года.

ЭР: Николай Дмитриевич, в последние годы самыми востребованными среди работодателей являются выпускники инженерных специальностей. Однако, руководители предприятий продолжают жаловаться на недостаток квалифицированных кадров. Так в чем же проблема молодого «технаря»?

Николай РОГАЛЕВ: Предположу, что это может быть связано с недостаточными практическими навыками будущих специалистов, незнакомых с оборудованием, применяемым в той или иной отрасли. Но в этом больше вины самих отраслей, чем учебных заведений. Организовать полноценную практику на предприятиях отрасли вузам совсем непросто.

ЭР: В то же время, это, наверное, общая оценка ситуации. Недаром большинство абитуриентов едут поступать в Москву и Питер. Отличается ли уровень подготовки столичных вузов от региональных?

Николай РОГАЛЕВ: Если говорить об инженерах, то для них региональные вузы должны быть предпочтительней, так как они ближе к реальному промышленному производству. Столичные вузы, скорее, ближе к вопросам науки и управления.

ЭР: Есть ли здесь зависимость и от участия бизнеса в подготовке студентов?

Николай РОГАЛЕВ: Конечно, прямая зависимость от бизнеса существует. Но если говорить, в частности, об энергетике, то энергокомпании охотно сотрудничают как со столичными, так и с региональными вузами.

ЭР: МЭИ не обижен вниманием?

Николай РОГАЛЕВ: Нет, мы тесно сотрудничаем с ведущими энерго- и электротехническими компаниями. Многие из них создают на нашей базе учебные центры и лаборатории, позволяющие студентом входить в профессию с технологическим опережением. Специфика обучения наших студентов — в том, что инженеры должны быть одновременно и теоретиками, и практиками. То есть, хорошая теоретическая подготовка и постоянная практическая деятельность.

ЭР: Из наших предыдущих публикаций складывается впечатление, что наиболее активно с вузами и, в частности, с МЭИ, работают западные компании. Наблюдается ли позитивная динамика со стороны российского бизнеса?

Николай РОГАЛЕВ: Может быть, иностранцы ведут более активный PR своих мероприятий в России? В целом, сотрудничество отечественных предприятий и МЭИ, я бы назвал очень активным. В рамках взаимодействия создаются лаборатории, полигоны, поддерживаются научные изыскания. Однако, как вы заметили, мы не обделены и вниманием иностранного бизнеса. Среди наших партнеров организации из США, Германии, Китая, Тайваня, Чехии и ряда других стран. Такие контакты позволяют лучше понимать основные тенденции в мировой энергетике и с большей эффективностью отвечать на вызовы будущего. Я бы отметил это как положительный момент.

ЭР: Появляются ли здесь какие-то новые формы взаимодействия?

Николай РОГАЛЕВ: К новым формам я бы отнес создание лабораторий, где на реально работающем и планируемом к внедрению оборудовании студенты практикуют применение получаемых знаний. Это своеобразная производственная практика, перенесенная в стены ВУЗа. Кроме того, мы сейчас внедряем систему виртуальных объектов, позволяющую «оказаться внутри» энергоузлов и агрегатов. Этой работе в МЭИ уделяют особое внимание.

ЭР: Как бы вы в целом оценили усилия потенциальных работодателей в образовательном процессе?

Николай РОГАЛЕВ: Если говорить о работодателях для наших студентов, то их участие в образовательном процессе в МЭИ трудно переоценить! Не стану кого-то выделять, потому что простого перечисления компаний будет достаточно для полноценной публикации.

ЭР: Недавно Президент говорил о низком качестве преподавания. Какими, по вашему мнению, должны быть шаги по исправлению ситуации?

Николай РОГАЛЕВ: Я не думаю, что это относится ко всей системе высшего образования. Есть вузы, и их немало, где продолжают работать эффективные «научные школы», существует преемственность поколений, молодые ученые- преподаватели привносят новые методики, используют современные IT-средства. С другой стороны, более полноценной подготовка инженерных кадров может стать в том случае, если в ней более широко будут использоваться знания и опыт «людей промышленности», практиков отрасли.

Национального исследовательского университета «МЭИ»

— один из крупнейших в мире политехнических вузов. Сегодня это научный и учебный центр в области энергетики, электроники, радиотехники, информатики, мощный образовательный комплекс, объединяющий большое число высокотехнологических компаний и творческих научных коллективов. В настоящее время в МЭИ на 66 кафедрах получают знания 14 590 студентов и трудятся 1156 преподавателей. В университете обучаются представители 68 стран мира. За годы работы подготовлено более 200 ООО технических специалистов.

ЭР: Сопоставим ли современный профессиональный стандарт преподавателя с той моделью специалиста, которую ожидают увидеть руководители у себя на предприятии или в компании?

Николай РОГАЛЕВ: Стандарт преподавателя — это динамичный показатель, который трансформируется вслед за изменениями технологий, как промышленных, так и образовательных. Однако, на мой взгляд, ошибочно подгонять стандарт преподавателя к стандарту специалиста отрасли. Разные у них задачи. Ведь, что главное для преподавателя: он должен научить будущего специалиста учиться, постоянно пополняя свои знания и опыт!

ЭР: Какой должна быть мотивация у студента, чтобы остаться в профессии после окончания вуза?

Николай РОГАЛЕВ: Я думаю, мотив состоит в интересной работе, достойной оплате труда и обязательно в перспективе карьерного роста. Другой вопрос как соединить все эти составляющие. И здесь ответственность ложится не только на плечи работодателя, но и зависит от конкретно взятого человека, т.е. его не случайности в выбранной профессии.

ЭР: Сегодня часто звучат фразы о необходимости проведения «капитального ремонта» технического образования. Вы согласны с таким мнением?

Николай РОГАЛЕВ: На мой взгляд, «капитальный ремонт» не нужен. Знания и умения, которые дают ведущие технические вузы страны — вполне достаточны для плодотворной эффективной работы на предприятиях. Однако нужна небольшая коррекция. И она касается в первую очередь работодателей. Мы хотим, чтобы они четко формулировали ожидаемые квалификации и компетенции выпускников, помогали организовывать практику на действующих предприятиях. Ну и, конечно, совместными усилиями необходимо поднимать престиж инженерных специальностей!

Источник: Беседовал Сергей МАЙОРОВ, материал опубликован в журнале «Электротехнический рынок», №№5-6 (65-66), 2015

Рекомендуем почитать

Комментировать

    Еще никто не оставил комментариев.

Для того чтобы оставлять комментарии Вам необходимо зарегистрироваться либо авторизоваться на сайте.