Будущее российской роботизации

  • 53
  • Поделиться
  • Пожаловаться

Робототехническая отрасль в России развита слабо, но у неё очень серьёзные перспективы. В преддверии ежегодной Российской недели роботизации (масштабная выставка роботов, которая пройдёт с 5 по 9 декабря 2022 года в Санкт-Петербурге) мы поговорили о будущем отрасли с Алексеем Кораблёвым — председателем правления кластера высоких, наукоёмких технологий и инжиниринга «Креономика», членом правления Национальной ассоциации участников рынка робототехники (НАУРР).

Алексей Кораблёв
Алексей Кораблёв, председатель правления кластера высоких, наукоёмких технологий и инжиниринга «Креономика», член правления Национальной ассоциации участников рынка робототехники

— Насколько востребованы в России промышленные роботы? Наша индустрия испытывает нехватку роботов, или наоборот, чтобы их внедрять, нужно создавать новые производства, сразу заточенные под автоматы?

— Безусловно, роботы, это достаточно востребованное промышленное оборудование. Однако уровень роботизации в России, мягко скажем, не очень высокий. По плотности роботизации Россия в конце второй сотни, и для компаний, которые работают в робототехнической отрасли, это очень расстраивающее обстоятельство. Правда, надо сказать, что в период пандемии в России прирост внедряемых роботов был достаточно высокий — выше среднерыночного. Это связано с тем, что Россия находилась на низких позициях. Главным образом повышенную потребность в наращивании робототехнических мощностей продемонстрировали те предприятия, у которых резко выросли заказы, например, фармацевтические компании производящие маски, санитайзеры, лекарства, обеззараживающую аппаратуру, или пищевые компании, особенно производители круп, макарон, которыми все люди на период пандемии запасались. Кроме роста заказов, естественно, сыграл ещё один фактор — дефицит кадров, связанный с самоизоляцией и повышенной заболеваемостью. Скачкообразный рост заказов на фоне недостатка рабочей силы создал условия возникновения повышенного спроса на роботов.

В 2021 году в России было продано порядка 1300 штук роботов. В Китае за тот же период — 40.000. Разрыв достаточно большой, но при этом несколько лет назад в России продавалось всего лишь от одной до двух сотен роботов. Так что прирост есть.

Что касается внедрения. Это осуществляется как на отдельные производственные процессы в виде отдельных робототехнических ячеек, так и в виде линий. И, конечно, наиболее эффективное внедрение — когда при строительстве нового завода или фабрики производство проектируется сразу роботизированное, и все процессы выстраиваются наилучшим образом под использование средств автоматизации и роботизации. Так что, если говорить о том, что лучше — то, либо производство с нуля, заточенное под роботов, либо отдельная автоматизированная линия для отдельного процесса.

— Какие российские предприятия стремятся заменять ручной труд на труд роботов и переоборудовать уже существующие производственные мощности?

— По статистике в мире больше всего роботов на автопроме. Изначально они задумывались как устройства для выполнения монотонных операций на конвейере. Несмотря на то, что сегодня роботы очень универсальные машины, и могут работать и на единичном, и на серийном, и на массовом производстве, в большинстве своём они присутствуют именно в автомобильной промышленности. Практически все производители автомобилей и автокомпонентов внедряют робототехнику. Кто-то в большей, кто-то в меньшей степени.

Если говорить о других отраслях, то на предприятиях, где есть большой объём заказа, безусловно, служба главного инженера смотрит в сторону роботизации, потому что это машины, которые позволяют прорывным образом увеличить производительность труда, резко нарастить объёмы производства. Поэтому, когда компания имеет стабильный рост заказов, конечно, рассматривается роботизация.

— Существуют ли отечественные производители роботов? Насколько они крупные? Насколько отличаются от зарубежных по объёму производства?

— Да, отечественные производители промышленных роботов существуют. Это несколько небольших компаний, которые имеют очень маленькие объёмы производства по сравнению с ведущими мировыми производителями, и даже в России они далеко не на лидирующих позициях. В основном, это компании близкие к стартапам, хотя при этом они производят достаточно хорошие робототехнические комплексы. Поэтому отличия от зарубежных именно в масштабах предприятия.

— Готовы ли отечественные производители масштабировать свои мощности? Или, прежде чем масштабировать, нужно сначала эти мощности довести до приемлемого технологического и организационного уровня?

— В текущей ситуации, когда ведущие мировые производители ушли с российского рынка, на нём, фактически, остались только китайские компании, которые, казалось бы, могли бы полностью заместить выбывших игроков. Но есть нюанс, связанный с конфигурацией уже китайского рынка: здесь активно присутствуют и ведущие мировые, и китайские производители. Тем не менее спрос на роботов в Китае всё равно превосходит предложение, поэтому его рынок в первую очередь обслуживает собственное производство. Китайские компании, готовые продавать свою робототехническую продукцию в Россию, не имеют для этого больших возможностей, так как заняты нуждами своей страны.

Кроме Китая на нашем рынке имеются производители из Турции, которые поставляют запчасти и сервис, ну и компании, которые занимаются параллельным импортом. В этой связи для отечественных производителей имеются достаточно хорошие возможности для масштабирования своего производства и захвата рынка.

Что касается технологического уровня российских робототехничских организаций, то он вполне приемлемый. В текущих условиях важно воспользоваться моментом и действительно это масштабирование осуществить. Но нужно отметить, что, хотя, с одной стороны, ситуация благоприятная, есть ряд негативных факторов, связанных и с нехваткой комплектующих, и со сложностями у многих заказчиков во многих отраслях. Если между перспективами и проблемами, между Сциллой и Харибдой найдётся путь для того, чтобы нарастить производство, тогда откроется потенциал для того, чтобы вырастить хорошие российские робототехнические компании.

— Какую долю отечественные производители занимают на российском рынке робототехники?

— Мне сложно говорить даже о процентах, потому что по статистике в России 6 роботов из 10 — это роботы KUKA, ещё 3 — это роботы Fanuc. Соответственно оставшиеся 10 % — это все остальные производители, и российские роботы — далеко не лидеры из этого сегмента. Так что очень маленькую долю на сегодняшний день имеют российские производители, но как я уже сказал, перспективы сегодня есть.

— Насколько отечественные роботы отстают от своих зарубежных собратьев?

— У зарубежных производителей очень широкий спектр робототехники. Есть большая четвёрка: KUKA, Fanuc, ABB, Yaskawa. Это лидеры рынка. Это действительно высокотехнологичные машины, имеющие очень продвинутое программное обеспечение. А ПО — тоже очень важная составляющая, которая работает вместе с робототехникой. С другой стороны, есть ещё два десятка производителей, которые продают в средней или низкой ценовой категории и не такого высокого качества. Вот где-то в среднем ценовом сегменте и находятся российские роботы.

— Какова доля зарубежных комплектующих в конечной робототехнической продукции?

— Это тоже проблема. Все российские производители роботов используют иностранные компоненты, и доля их значительна. И сегодня, чтобы создавать импортонезависимые производственные мощности, нужно своё производство комплектующих. И в этом заключается сложность.

— Какие именно элементы и узлы не производятся в России?

— Самая большая проблема — отсутствие моторов, специально предназначенных для робототехники, нет редукторов. Средства автоматики также очень отстают. Вот это вот критические вещи. У нас в кластере (имеется в виду кластер «Креономика» — прим. ред.) сегодня решён очень важный вопрос, связанный с созданием отечественного универсального ПО для формирования «цифровых двойников» робототехнических комплексов и их офлайн программирования. Мы сейчас активно ведём работу в том числе с российскими поставщиками роботов и другими производителями, с системными интеграторами по применению этого ПО. До недавних пор и программного обеспечения своего не было. А ПО — это мозг. Всё-таки робот — это машина, железо. А то, как он работает — зависит от софта. Сегодня уже есть отечественный софт, и это очень важная задача, которая в самое последнее время была успешно решена. Сегодня мы эту зависимость сняли.

— Оборудование, на котором производят отечественную робототехнику, зарубежное?

— Применяется и отечественное, и зарубежное, особенно высокоточные станки. Так что зависимость от иностранного оборудования тоже имеется.

— Занимается ли кто-то в России производством такого оборудования?

— Да, сегодня программа по станкостроению в России достаточно большая, хотя проблемы также имеются. Особенно, если мы говорим о крупногабаритных роботах для производства которых требуются крупногабаритные металлообрабатывающие станки, крупногабаритные моторы, электротехника. Здесь сложности безусловно есть.

— Расскажите в общих чертах, что следует сделать, чтобы наладить в России производство всех выпадающих из технологической цепочки звеньев?

— Сейчас в России действует национальный проект «Производительность труда», который ориентирован в первую очередь на рост эффективности ручного труда. Вместе с тем, если мы говорим о производительности в целом, то для её значительного роста нужно именно внедрение промышленных технологий, технологического оборудования, и в этом плане роботы, это как раз такие машины, которые могут действительно обеспечить значимый рост. Поэтому, безусловно, если мы хотим достичь значительного развития отрасли робототехники, нужна государственная программа. Мы анализировали международный опыт. Знаем, что и в Германии, и в Швеции, и в Дании, и в других странах для развития собственной робототехники запускались государственные программы. Поэтому и госпрограмма, и привлечение средств, и стимулирование спроса, и стимулирование научных исследований, и подготовка кадров очень важны для того, чтобы решить задачу прорывного роста робототехники, а, следовательно, и прорывного роста производительности труда.

— Готовят ли в России специалистов, готовых заняться развитием робототехнической отрасли?

— Специальность «робототехник» действительно имеется во многих вузах. Причём ещё с советских времён готовят именно робототехников, которые должны уметь проектировать роботов. При этом очень мало где готовят людей способных их эксплуатировать. Очевидно, что это две стороны одной монеты. Если нет специалистов, которые знают где эффект робототехники, как и на каких процессах её внедрить, как осуществить проектирование, пусконаладку, тестирование, ввод в эксплуатацию, то не будет и спроса на создание робототехнической продукции. С другой стороны, если не будет робототехнической продукции, нечего будет и внедрять. Поэтому образование должно ориентироваться как на подготовку специалистов способных конструировать, проектировать, производить робототехнику, так и на подготовку специалистов способных внедрять и эксплуатировать.

В нашем кластере мы сотрудничаем более чем с двадцатью университетами, у нас есть четыре совместных магистерских программы по проектированию промышленной робототехники вместе с петербургским политехом, по цифровым двойникам и офлайн программированию робототехники вместе с Кемеровским государственным техническим университетом, по индустриальному дизайну современного оборудования и современных производств с Университетом технологии и дизайна Санкт-Петербурга, и по продажам высокотехнологичной продукции и услуг с Экономическим университетом. Там мы стараемся всесторонне подготовить молодых специалистов, даём им возможность реальной практики в реальных производственных условиях, и помогаем трудоустраиваться в робототехнические компании.

— Насколько была продвинутой робототехническая отрасль во время СССР? На каких позициях мы могли бы сейчас находится, если бы не прервалось развитие, начатое ещё в советское время?

— Я думаю, что в общем уже нет смысла ностальгировать по советским временам. Понятно, что можно обратится к тому положительному опыту, который был в советское время, так как в начале 80-х Советский Союз считался одним из лидеров по разработке и производству промышленных роботов. Но в тех условиях была совершенно другая концепция развития робототехники, в какой-то степени она была схожа с тем, что сейчас происходит в Южной Корее и Японии. Эти страны действительно сохранили своё лидерство в этой области.

В советское время каждая отрасль имела определённые институты, и на крупных заводах создавались свои собственные роботы как средство технологического оснащения для обслуживания своих собственных производств. Такие робототехнические производства были в автопроме — на КАМАЗе, были в судостроении — в Центре технологий судостроения. Для соответствующей отрасли создавались свои необходимые роботы. Так же, к примеру, как сейчас существуют роботы Hyundai, которые родились на Hyundai и для обслуживания (производств) Hyundai. Роботы Mitsubishi точно также появились на свет. И так далее.

Тем не менее сегодня в мире лидерами являются специализированные робототехнические компании, которые производят роботов для всех отраслей, и развивают свои компетенции именно в производстве роботов, применяемых во всём спектре индустрии.

Видимо, развитие и отечественной робототехники сегодня должно идти таким путём. Потому что распределение по отраслевому принципу, с учётом относительно небольшого рынка, вызывает много вопросов и рисков. Поэтому, наличие нескольких робототехнических компаний в современной России вполне может заполнить тот спрос, который сегодня имеется.

Опять же, безусловно, плановое и программное развитие тех или иных отраслей в советское время, в том числе во многом способствовало успешности реализации индустриальных программ. Поэтому, возвращаясь к тому, что нужно сделать в Росси для того, чтобы создать собственное производство, нужна государственная программа в этом направлении, и вот в этом плане можно вспомнить забытое и прошедшее.

— Как вы считаете, сколько времени понадобится России, чтобы добиться технологического суверенитета в этой отрасли?

— Сейчас в Юго-Восточной Азии один из лидеров, не считая, понятно, Японии, Южной Кореи и Китая, в области робототехники, это Вьетнам. И Вьетнам сделал просто скачок в количестве используемых промышленных роботов. Не секрет, что этот скачок был обусловлен тем, что несколько заводов во Вьетнаме построил Samsung и помог во внедрении робототехники. Но феномен в том, что скачок, когда плотность применения робототехники в индустрии Вьетнама за буквально пару лет выросла на порядок, в том, что программа, которая была запущена во Вьетнаме, была рассчитана на очень короткий срок, на интенсивное использование всех ресурсов, концентрацию целей и задач.

Поэтому, примеры того, чтобы решить проблему быстро и эффективно, имеются. Очень хороший рост в своё время показывала Турция по росту внедряемых промышленных роботов. И в других странах были перспективы. С точки зрения роста и развития системных интеграторов мы в «Креономике» изучали опыт Дании, который тоже очень интересен, когда в быстрые сроки рождается прямо индустрия внедрения промышленных роботов. Причём датчане смогли за короткий срок вырастить целый ряд компаний, которые стали внедрять робототехнику не только в Дании, но и в Евросоюзе, и на третьих рынках буквально за считанные годы, и вырвались в лидеры. Поэтому, при грамотных организации, определении целей, нахождении ниши на рынке, можно добиться результатов в достаточно короткие сроки, над чем и наш кластер, в том числе, работает.

Беседовал Сергей Полосков, главный редактор журнала «Электротехнический рынок»

#роботы #проекты #наука #технологии

Источник: Elec.ru, Сергей Полосков

Полосков Сергей Иванович
Все новости и публикации пользователя Полосков Сергей в персональной ленте вашего личного кабинета на Elec.ru
Лента публикаций